Classics. Eddie Bo Story

Eddie Bo (20.09.1930 – 18.03.2009)

[audio:http://anatolyice.ru/tracks/Eddie_Bo_-_Lover_and_A_Friend.mp3]

прошу прощения, что так надолго забросил этот раздел, но надеюсь ожидания того стоили. сегодня я хочу рассказать вам историю легендарнейшего музыканта. Эдвин Бокедж — он же всем хорошо известный как Эдди Бу. вы определённо слышали не мало его вещей, зачастую даже не зная, что тот или иной трек принадлежит авторству этого музыканта. по мне так это был один из талантливейших музыкантов прошлого века и одним из самых недооценённых. будучи искренне добрым и отрытым человеком, Бу стал одной из многих жертв так называемого шоу бизнеса. его вера в человеческую честность и наивный склад ума стоили ему дорого. но не буду забегать вперёд, расскажу всё по порядку.

в нижеследующих материалах главным образом использованы статьи из моего любимого журнала Wax Poetics, а так же с сайта Soul Generation. в самом конце статьи вы найдёте картинки яблок всех пластинок, о которых идёт речь. именно в том порядке, в котором они упоминаются.

и прошу прощения, если где-то перевод и повествование несколько скомканное и сумбурное. дело в том, что достаточно тяжело подбирать в русском языке аналоги слов из американского сленга, да и сам Эдди Бу очень легко отвлекается от основных тем, переключаясь на совершенно отвлечённые повествования.

молодой Эдвин Джозеф Бокедж (Edwin Joseph Bocage) вырос в Новом Орлеане. «мой папа был не любитель сидеть на месте, — рассказывает Бу — Он всюду таскал меня с собой. по всему Новому Орлеану. Аlgiers, Ninth Ward, Back of Town, St. Bernard… повсюду.» Эдди рос в музыкальной семье. оба его дяди, Питер и Чарльз, а также кузен Генри, играли джаз в самых известных и популярных бэндах в городе. Питер Бокедж был наиболее успешным музыкантом в семье. он играл на трубе с такими выдающимися личностями как Джо ?Кинг’ Оливер и Сидни Беше, а так же руководил собственной группой, The Creole Jazz Serenades, до тех пор пока не ушёл из жизни в 1967.

но на занятия музыкой молодого Эдди сподвигла его мама ?она Бокедж. «Она была самоучкой, как и большинство пианистов в городе. а таких было не мало. я рос окружённый музыкой. кажется, что в каждом доме — в каждом доме, в котором жили чернокожие — стояло фортепиано. моя мама играла в стиле Junkers. Профессор сделал этот стиль знаменитым. (прим. — речь идёт о Henry Roeland Byrd так же известном как Professor Longhair. легендарный пианист, которому принадлежат такие хиты как ‘Go to the Mardi Gras’ и ‘Big Chief’. умер 30 января 1981). чёрт возьми, — продолжает Бу — это было нечто, наблюдать за тем, как играет Профессор. у него не было формального образования, он просто схватывал всё на лету. прямо как моя мама. у этого стиля была своя особенная форма. и в музыкальной школе такому не учили. я бы назвал этот стиль Чёрным, потому что так играли все чернокожие, а белые пытались копировать нашу игру. мы не изучали музыкальную теорию и грамоту, мы просто брали и начинали играть. все так поступали. когда мы приходили на вечеринки, то там выступало пять, шесть, а иногда и все десять пианистов, но у каждого из них было своё отношение к инструменту и свой стиль игры. даже если они играли одни и теже вещи, каждый из них делал это по своему. ну а мы тусовались неподалёку и наблюдали».

получив образование в колледже Booker T. Washington, Бу пошёл в армию, а после мобилизации принялся за изучение музыки в музыкальной школе. «я просто подумал, что играть-то я умею, но неплохо было бы поучиться и теории. —  рассказывает Эдди — я поступил в школу Грюнвельд (Grunwald) на Кэмп Стрит, чтобы подучиться музыкальной грамоте и арранжировке. Грюнвельд была государственной школой. учиться туда шли по-настоящему двинутые люди. а я, похоже, был как раз из таких. во время обучения надо было идти на работу по распределению и особого выбора не было. я бы с удовольствием забыл то время в Грюнвельде, но, к сожалению, теперь это часть моей жизни. хотя кое-что хорошее всё-таки было. я повстречал там не мало замечательных людей. в Грюнвельд ходили James [Black], Ellis Marsalis, Joe Jones — музыканты страстно желающие добиться чего-то в музыке».

служа в армии, Бу обзавёлся забавным прозвищем, которое он пронёс сквозь свои первые годы музыкальной карьеры будучи бэнд лидером. его прозвали Spider Bocage (Паук Бокейдж). «в начале моей службы, я серьёзно занимался боксом. — вспоминает Бу — люди говорили, что на ринге я плету паутину вокруг моих соперников. когда они пытались меня достать, я в миг оказывался у них за спиной. я был очень быстрым в то время. позже я конечно сменил прозвище, мне не хотелось больше связывать себя с боксом.» Opкестр Паука Бокейджа (The Spider Bocage Orchestra) выступал со многими знаменитыми бэндами и группами 50х и 60х годов. «мы много путешествовали с самыми разными суперзвёздами. мы выступали с Малышом Вилли Джоном (Little Willie John), у которого тогда была вещь под названием ?Fever’ и это была просто невероятная композиция. я был на одной сцене со Смайли (прим.: речь идёт о гитаристе и вокалисте Smiley Lewis, записывающим музыку для Imperial Records и являющимся автором хита ?I Hear You Knockin’) и Ллойдом Прайсом (Lloyd Price). моя самая первая гастроль по стране была с Ллойдом. затем были Джо Тёрнер (Joe Turner), Рут Браун (Ruth Brown)… да всех уже и не упомнишь. да, мы много путешествовали».

первой пластинкой Бу был сингл ?Baby/So Glad’, который вышел в 1955 на Ace Records, когда Бу было 25 лет. выпустил он эту вещь под псевдонимом «Малыш Бу» (Little Bo). затем, после ещё пары релизов на Ace, где-то год спустя, Эдди выпустил сингл ?I am Wise/Happy Tears’ на нью-йоркском лейбле Apollo, который представил Бу широкой общественности. ?I am Wise’ тут же приметил Little Richard и сделал на него кавер. так на свет появилась знаменитая ?Slippin and Slidin’. «в то время мне очень хотелось собрать собственную группу. у многих знакомых были группы и они сочиняли собственные вещи. вот я и решил собрать парней и поиграть с ними музыку. как раз на одном из таких собраний мой приятель сказал мне что вчера вечером он ?оттягивался и тусовался’ (slipping and sliding), мне понравилось это выражение и я решил превратить эту фразу в музыку. но каким-то образом Малыш Ричард прознал об этом и быстренько записал песню. ему повезло больше чем мне, его пластинка стала хитом и он неплохо заработал на этом. но стоит ему отдать должное — половиной вырученных денег он поделился со мной. подобных вещей происходило не мало. в Новом Орлеане на радио WBOK был диджей по прозвищу Okey Dokey. Настоящий огонь… да, я это отлично помню. Okey Dockey — огонь и никакого дыма, весёлый был парень. звали его Джеймс Смит (James Smith). он прямо заявил, что просто так не поставит на радио ?I’m Wise’ он хотел что-то иметь с этого. ведь если он сыграет эту пластинку в эфире и скажет о ней, то она будет хорошо продаваться в Новом Орлеане… да, таков был Джеймс. вообще куча народу в Орлеане клялось и божилось, что имеют отношение к этой записи, я ни одного из них не знаю. тем не менее имя Джеймса красуется на яблоке. в общем пластинка хорошо продавалась, я был доволен и мне хотелось продолжать».

формально имея образование джазового музыканта, полученное в злополучном Грюнвельде, Бу решил, что главным предназначением его музыки будет заставлять людей танцевать и отлично проводить время за этим занятием, да и на жизнь заработать было бы не плохо. «я заметил, что большинство людей, вокруг меня работают всю неделю на пролёт, а в выходные хотят хорошенько отдохнуть, — рассказывает Бу — они просто хотят повеселиться. я заметил это и задумался. в то время я был молод и зелен, и моим наставником был Профессор. он во многом мне помог и многому научил. мне казалось, что большинству людей, приходивших на концерт послушать джаз, было не известно, что за композиция сейчас играет, им просто хотелось хорошо провести время. если вы когда-нибудь слышали настоящий джаз, то знаете как сложно его исполнять… многие вещи просто не возможно сыграть не имея соответствующего образования. а пока ты напрягаешься, играя все эти ноты, народ вокруг просто валяет дурака, выпендривается и ведёт себя так, как будто что-то понимают в музыке. единственное что они понимали и чувствовали — это ритм, под него они и старались двигаться…»

Бу оттачивал своё мастерство со многими ново орлеанскими ритм энд блюз и джаз музыкантами в таких клубах как Tijuana, The Caledonia и в знаменитом Dew Drop Inn. «это было лучшим местом в городе, — вспоминает Бу — общеизвестным местом встречи. музыканты, которые приезжали в город, всегда после выступления ехали в Dew Drop и там мы все вместе устраивали джемы. такие люди как Би Би Кинг, Рей Чарльз, Дина Вашингтон, все кто приезжал в город, отыгрывали концерт и мчались в Dew Drop, и тут джемовали и играли в своё удовольствие. всё это обычно длилось с полуночи и до восьми утра. обычно было где-то десять трубачей, пятнадцать пианистов и все рвались взяться за инструмент и показать себя… в общем это было нечто. я играл с людьми, с которыми и не мечтал даже встретиться».

«в те времена — продолжает Бу — аудитория, в основном, состояла из чернокожей молодёжи, которая интересовалась и слушала музыку. тоесть когда ты выходил на сцену, ты дожен был играть хорошо. ты должен был уметь владеть своим инструментом, будь-то труба, фортепиано или голос, не важно. если ты выступал, то должен был делать это правильно, потому что люди слушали, и если ты делал ошибки и плохо играл, тебя освистывали, а иногда могли и запустить чем-нибудь тяжёлым».

«я думаю, наша музыка опережала своё время. то что происходило, означало лишь одно — Чернокожим нужно было что-то особенное, что-то уникальное, что-то своё, ведь они обладали очень немногим». беря в руку пачку сорокопяток, Бу продолжает, «вот это было настоящей аутентичной чёрной музыкой. Cashbox и BMI были двумя крупными журналами, которые публиковали музыкальные чарты Top 40. они ни когда не помещали в них чёрную музыку. но людям нравился ритм энд блюз, и у этой музыки были свои чарты, которые большие журналы игнорировали».

«полиция частенько наведывалась в Dew Drop, устраивала рейды, арестовывала белых, которые находились там. они думали, что если настроят одну рассу против другой, то так смогут нас контролировать».

в течение последующих пяти лет, Бу выпустил 18 семидюймовых синглов, включая ?My Dearest Darling’ на Chess Records, которая вскоре стала большим хитом, когда её исполнила Этта Джеймс (Etta James). также в начале 60х Эдди открыл один из своих первых лейблов Blue Jay, за которым, в скором времени, последовало открытие Arrow и Fun, а также Eboville Publishing. на Blue Jay он выпустил несколько собственных сорокопяток а так же один сингл своего хорошего друга Tommy Ridgely (прим.: будучи вокалистом Дейва Бартоломью [Dave Bartolomew], Томми был одним из ярчайших представителей ново орлеанской музыкальной сцены до тех пор пока не скончался в 1999). лейбл Fun располагался по тому же адресу, что и Blue Jay — 1821 Orleans Avenue. свет увидело всего две сорокопятки с логотипом этого лейбла, одна от вокалиста по имени Joyce Harris ?Baby, Baby, Baby’/?How Long Can I Hold Back the Tears’, а другая от Lil Snook, слепого гитариста по имени Snooks Eaglin ?Cheetah’/?Sweetness’. полноценный сингл Снука так и не увидел свет, не сумев пройти фазу промо копии, и то той было напечатано всего несколько экземпляров. затем Бу занялся продюсерской деятельностью для лейбла Instant, и сейчас уже не совсем ясно в какие именно проекты он был вовлечён. в качестве исполнителя Бу значится на нескольких сорокопятках этого лейбла включая ?All Night Rambler’ Криса Кеннера (Chris Kenner), ?Key to My Heart’ от Rainbows и ?Hook, Line and Sinker’ Арта Невила (Art Neville). где-то в то же самое время Эдди спродюсировал два сингла для лейбла NOLA Records включая пластинку Бетти Тэйлор (Betty Taylor) ?I am Going Home/You are Winner’

«я написал очень много песен, для меня это было легко. — рассказывает Бу —  сначала я работал над созданием бита, а затем добавлял немного изящества и грува. слышали о Cyrill Neville? он и Zigaboo из The Meters, как рассказывали на национальном радио, сломали пятнадцать пар барабанных палочек, пытаясь научиться играть этот грув. представляете, пятнадцать пар палочек сломали пытаясь сыграть ?Tell It Like It Is’ (она была выпущена под тем же названием Аароном Невилом). там был грув, а я всегда работал над грувом, создавал его. я чувствовал это нутром, хотелось создать что-то, чего не будет ни у кого, только у меня. вот что я пытался делать. пытался создать то, что услышав, народ мог бы сказать, Да, вот он, Эдди Бу»

Seven B

после сольных релизов для лейблов Ace, Apollo, Ric, Rip, Chess. Cheker, Zip, Arrow, Cinderella, At Last, Swan, Capitol, Blue Jay и NOLA — включая местные хиты ?Check Mr. Popeye’ и ?Now Let’s Popeye’ в 1962, благодаря которым появился одноимённый танец (Popeye Dance), сведший с ума молодёжь на юге и на западе штатов. а так же после выхода ?Every Dog Has His Day’, ставшего в Новом Арлеане почти что гимном, Бу нанялся на работу аранжировщиком и композитором в тогда ещё молодой и амбициозный лейбл Seven B. первой работой Эдди стала инструментальная вещь ?Pass the Hatchet’ , вышедшая на Seven B под номером 7001.

«Pass the Hatchet была записана вовсе не Rodger and the Gypsies, это были я, Томми Риджли и местная блю айд соул группа Earl Stanley and the Stereos. я и Джо Банашак (Joe Banashak — продюсер и владелец Seven B) были тогда в студии и Джо сказал мне, что что-то в этой вещи есть, но в то же время что-то с ней не так. я предложил ему свою помощь. позвал Томми и мы записали всё как надо. я сделал все аранжировки, написал текст, придумал название и показал парням как нужно всё играть, ну и сам спел тоже. Томми я попросил повторить всё точно за мной. кстати ?рма тоже была тогда с нами в студии (прим.: Irma Thomas, вокалистка на чьём счету знаменитые вещи ?It’s Raining’ и ?Ruler of My Heart’, вышедшие на лейбле Minit, а так же ?Time Is on My Side’, которую перепели Rolling Stones. по прежнему выступает и ведёт активную творческую деятельность). мы были хорошими друзьями. я, Томми и ?рма частенько вместе ходили на рыбалку. раза по три в неделю». ?Pass the Hatchet’ стала связующим звеном между ритм энд блюзом и соулом в начале 60х, а так же фанком, который вот-вот должен был показаться миру. грязный звук ударных, жирная басовая линия и припев, в котором не пели а по настоящему кричали «Let me chop it, Let me chop it», стали основными элементами формулы, которую Бу разработал и пронёс сквозь последующие десять лет, используя её чтобы создавать самые яркие и оригинальные композиции, навсегда оставившие свой след в истории фанк музыки.

Бу выпустил несколько собственных пластинок на Seven B, демонстрируя звучание прото фанк музыки, с которым он начал экспериментировать в то время. его вещь ?From this Day On’ можно услышать у Pete Rock and C.L. Smooth в треке ?The Creator’, а так же в знаменитом миксе Brainfreeze Dj Shadow и Cut Chemist. Бу занимался музыкой Оливера Моргана (Oliver Morgan) — который когда-то был ответственен за хит ?Who Shot the La La?’ а так же последовавший за ним ?La La Man’. помимо их на Seven B у Оливера вышли ?What’s Good to You’ и пластинка ?Roll Call’/?Sure Is Nice’.

Пэт Браун (Pat Brown), уникальная вокалистка, выпустила на Seven B совершенно феноменальный дип соул трек ?The Good Have to Suffer for the Bad’. естественно к появлению подобной вещи был непосредственно причастен и Эдди Бу. «Пэт Браун… да, помню её. она жила через улицу напротив моего дома. как-то она сказала мне, что хочет записать что-нибудь. я сказал, хорошо, приходи в студию и мы придумаем тебе песню. в общем мы записали ?The Good Have to Suffer for the Bad’ и после этого я её больше не видел. она записала всего одну пластинку и исчезла. кажется ударилась в религию, — рассказывает Бу, улыбаясь».

одна из самых сэмплируемых вещей из всех когда-либо выпущенных Бу, это конечно ?Lover and Friend’, которую он записал с певицей ?нез Четем (Inez Chetham). она так же звучит в миксе Brainfreeze, семплировалась в спродюсированом Diamond D ?Watch the Sound’ Fat Joe и использовалась Dj Food в его вещи ?Inosan’. ?Lover and Friend’ открывается тяжелейшим драм брейком, который когда-либо существовал в фанк музыке.

«на барабанах был Джеймс Блэк. — объясняет Бу — Джеймс был одним из самых талантливых барабанщиков, с которым мне приходилось работать. далеко не многие могли играть столько разных ритмов одновременно. так же Джеймс отлично играл на трубе. в общем играть он мог, да ещё как! он был музыкально образован и мог читать ноты. ну а когда он садился за свою установку, он творил просто что-то невероятное» (прим.: на самом деле на барабанах был Бобби Уильямс. Бу подтвердил, что ошибся в интервью).

?Lover and Friend’ — легендарная запись Мистера Бу. но кто же эта загадочная вокалистка скрывающаяся под именем ?нез Четэм? ходили слухи, что это один из псевдонимов певицы Mary Jane Hooper, так же известной как Sena Fletcher или Inell Young. но Бу быстро развеял все слухи: «?нез Четэм — это её настоящее имя. до того как мы познакомились, она была бэк вокалисткой у Аллена Туссейнта (Allen Toussaint). записываться самой в студии ей даже в голову не приходило, она работала исключительно на бэк вокале».

стоит так же упомянуть о ещё паре сорокопяток с тяжелейшим фанком, вышедших на Seven B. одна из них была записана местным певцом по имени Little Buck. введя многих в заблуждение своим прозвищем, которое у большинства слушателей ассоциировалось с Lil Buck Sinegal, записавшем ?Monkey in a Sack’ и ?Cat Scream’ для луизианского лейбла La, Lilltle Buck на самом деле,  оказался  певцом, работавшем с Дейвом Бартоломью (прим.: Dave Bartolomew — выдающаяся личность на Новоорлеанской ритм энд блюз сцене. трубач и лидер собственного бэнда с конца 40х и по сей день. он был ответственен за представление широкой публике такой знаменитой ныне личности как Fats Domino, для которого Дейв сочинил несколько песен. также «перу» Дейва принадлежит хит ?Junk Man’ вышедший в 1967 на лейбле Broadmoor). сорокопятка ?Horce with a Freeze’ от некоего Роя Варда (Roy Ward) была забавной комбинацией двух танцев, Horse, который придумал и сделал популярным Cliff Nobles and Co. и Freeze, который уже был популярен в то время. по слухам выходило так, что вокалист — это ни кто иной как сам Эдди Бу. услышав трек Бу сразу расставил всё по местам: «нет, это не мой голос. всё что я помню, это то, что настоящее имя того парня было Уилберт… но это был не Wilbert Harrison.»

«в то время я дни напролёт проводил в студии. — вспоминает Бу — я был арранжировщиком и тем, кто расставлял всё по своим местам в композициях. я, James Rivers и группа The Lasties были студийными музыкантами». Джеймс Риверс — саксофонист, автор таких вещей как ?Bad Bad Whiskey’ и ?Birdbrain’, вышедших на Eight Ball, а так же различных синглов на Instant, JB’s и других рекорд лейблах. The Lasties были сессионными музыкантами — трубач Melvin, барабанщик Walter и тенор саксофонист David, который часто играл с Бу, а так же был автором собственных соул композиций.

на другом лейбле Джо Банашака, Бу спродюсировал свои первые треки с вокалисткой ?нелл Янг (Inell Young), к которой мы вернёмся чуть позже. сорокопятка ?I’ve Never Considered/His Love for Me’, вышедшая на Busy B — лейбле выпускавшем белых музыкантов, играющих гараж рок — была очень яркой соул пластинкой, показывая большой вокальный талант Мисс Янг, однако в музыкальном плане релиз был не столь интересен, как её последующие вещи.

«в то время я был вовлечён во многие проекты, и работал почти на износ. Джо Банашак не имел особого представления и вкуса в музыке, но он был отличным бизнесменом. он всех держал в узде. любимчиков у него не было. его философия была такова — лейбл должен записывать от десяти до двадцати артистов и продавать по двадцать тысяч записей каждого. в таком положении Джо чувствовал себя очень хорошо, а вот его артисты зачастую нет.  но его это редко волновало. таков уж был Джо — рассказывает Бу». Банашак платил за студийное время, тогда как Бу записывал большую часть песен, делал аранжировки, отыскивал музыкантов и помогал создавать уникальное звучание лейбла Seven B.

SCRAM RECORDS

после солидного количества сорокопяток, на лейбле Банашака, Бу решил, что с него пожалуй хватит. встретившись с местным торговцем морепродуктов по имени Аль Скрамузза (Al Scramuzza), Бу стал сессионным музыкантом и аранжировщиком для новоиспечённого лейбла Scram Records. некоторые старожилы Нового Орлеана до сих пор вспоминают легендарные низкобюджетные рекламные ролики Скрамуззы, в которых он обещал сорокопятку ?Hook and Sling’ в качестве бесплатного приложения любому кто купит от 10 фунтов раков.

«с ?Hook and Sling’ связана просто фантастическая история. мы постоянно тусовались вместе с Джеймсом Блэком и саксофонистом Фредом Кемпом (Fred Kemp), и когда решили записать нашу собственную вещь, то просто отправились в студию и сделали всё в один присест. пластинка попала в топ 10. при чём случилось это в то же время когда в топе находился просто сногсшибательный трек Dionne Warwick, у которой вышла пластинка ?Walk on By’ — настоящий хит. она разлеталась в магазинах как горячие пирожки, но ?Hook and Sling’ обогнал её в чартах».

«знаете-ли, этот бизнес очень суров и жесток. — продолжает Бу — в начале я и Scram имели абсолютно равные права на записи. я познакомил Аль Скрамуззу со своим адвокатом чтоб тот составил контракт и мы его подписали. я работал с этим адвокатом годами, но он спелся со Скрамуззой, и они кинули меня. Флоренс Гинсбург (Florence Geensburg) из Scepter Records послала своего пасынка за ?Hook and Sling’. она всучила ему пустой чек и наказала не возвращаться без записи. но Аль попросил всего пятнадцать тысяч за запись и, естественно, тут же получил свои деньги, ведь Флоренс рассчитывала, что с неё будут драть не меньше полмиллиона. я в свою очередь рассчитывал получить свои законные 25 тысяч долларов, но Аль и адвокат сговорились и кинули меня, всучив мне всего-лишь 5 тысяч, этот мудак ещё и добавил, что я счастливчик! ох как же я был зол! но на следующей неделе адвоката застрелили. получил пулю прямо промеж глаз. как оказалось, он не только меня кинул, но ещё много кому подпортил жизнь, за что и поплатился. все вокруг естественно думали, что это я его убил, но я ни когда и не думал о таком. я не убивал его!»

«вообще мои отношения со Скрамузой были предельно просты, —  продолжает Бу — я вкладывал в музыку свой талант, Скрамуза вкладывал деньги. хотя в общем-то особых затрат от него не требовалось, сто долларов с копейками в час. записывали мы всё одним дублем. Аль даже в студии не появлялся. а я, увлечённый музыкой, и не заметил как обернулись дела. BMI показались на горизонте и потихоньку все наши записи стали принадлежать им. я понятия не имею как! не знаю. просто в один прекрасный день, я узнал, что моя музыка теперь принадлежат кому-то другому».

?Hook and Sling’ по сей день является одним из самых узнаваемых треков среди молодёжи, интересующейся фанк музыкой. знаменитый брейк, в начале трека, впервые представили современной аудитории на сборнике Ultimate Breaks and Beats в начале 80х. помимо этого такие артисты и группы как Stezo, N.W.A., Leaders of the New School, Scholly D, DJ Quick и Edan тем или иным образом сэмплировали его в своих треках, а DJ Qbert включил его в свою оригинальную скретч рутину в миксе Demolition Pumkin Squeeze Preeschool Breaks.

еще одна знаменитая сорокопятка Бу, которая вышла на Scram — это пластинка с вещью ?If It’s Good To You, It’s Good For You’. обе семёрки (эта и Hook and Sling) были напечатаны большими тиражами и довольно часто всплывают на аукционах и в магазинах и по сей день. и конечно стоит упомянуть о вещах ?That Certain Someone/Love Has Been Good’. но Бу так же занимался аранжировками и сочинением музыки для некоторых других артистов, выпускавшихся на Scram. включая “Sissy Walk” от Сонни Джонса (Sonny Jones), ?Lonely Place/What Have I Done’ некоего Эррола Чандлера (Errol Chandler), вышедшей на родственном Sacam’у лейбле Power-Pac и несколько сорокопяток Mary Jane Hooper и Walter “Wolfman” Washington.

Мэри Джейн Хупер записала одну из самых фанковых версий трека ?Harper Valley P.T.A.’, вышедшего на ещё одном лейбле-родственнике Scram, Power Records. заметим, что на обратной стороне пластинки был трек ?That’s How Strong Love Is’. чуть позже Scram лицензировал ?That’s How Strong Love Is’ для лейбла World Pacific. но на обороте пластинки был вовсе не ?Harper Valey P.T.A.’, на сторону Б был записан ?I Feel A Hurt’. так же имя Мэри Джейн стоит на пластинке с вещами ?Teach Me/I’ve Got Reasons’. «голос принадлежит Селене Флетчер (Selena Fletcher). — рассказывает Бу — я посоветовал ей придумать сценический псевдоним, так она стала Мэрри Джейн Хупер». показывая на пластинку ?I Feel Hurt’, Бу добавляет: «имя сына моей жены Долорес, тоже значится на пластинке. вот оно — говорит Бу указывая на яблоко — Ben Johnson. я ставил многих в соавторы на свои записи». это и в самом деле так, имя D. Johnson появляется довольно часто на различных релизах Бу начиная с 1960 года.

Walter “Wolfman” Washington — местный гитарист, который и ныне выступает со своей группой The Roadmasters, записал три великолепных вещи для лейбла Scram. две из них — это пластинка ?I’m Your Goody Man / Mary Jane’ , выпущенная на Power Records и записанная с группой Soul Powers, а третья — это ‘Pony Express’, выпущенная на самом Scram. примерно в то же самое время, Бу спродюссировал и третью сорокопятку для Вашингтона, которая вышла на лейбле Three Oaks — ‘Heavenly Vibrations (You Give Me)/Sun Ain’t Gonna Shine’.

тогда как Бу являлся и автором и аранжировщиком для всех трёх вещей, каким-то образом его имя не появилось ни на одной из пластинок, зато имя Скрамузы, в каталогах BMI, значится на обеих. «Аль Скрамуза вложил 175$ в запись ?Hook and Sling’, а я вложил весь свой талант. он вложил деньги и договорился о сотрудничестве с BMI на условиях делить прибыль 50 на 50. я не знаю как это произошло, но лично я денег не получил, и поделать с этим ни чего не мог. этому скупердяю надо было продолжать заниматься раками, а он подался в музыкальный бизнес. заработал он конечно очень неплохо. мы должны были делить деньги пополам, но он про это позабыл. тогда-то я и подумал, что хватит с меня Скрамузы и занялся собственным лейблом. я стал выпускать музыку на Bo-Sound. мне было просто необходимо двигаться дальше. со Scam это для меня было не возможно. вот так собственно и родился мой лейбл».

Bo-Sound Records

проведя почти пятнадцать лет в музыкальном бизнесе, изучив его и поняв на сколько он коррумпирован и жесток, Бу решил взять всё в свои руки, надеясь, что уж на этот раз он получит всё что заработает до последнего цента и ему не придёться делиться лаврами или же вообще стоять в стороне.

первой ласточкой лейбла стал трек ?Check Your Bucket’. вещь вышла в штатах в 1970м году, а спустя пару лет добралась и до Европы, где её перевыпустил английский Action Records. форепианный риф, женский вокал, звуки ударных, на фоне которых Бу поёт «Check your bucket, you got a hole in your bucket», и небольшая блюзовая вставка со словами «Your Bucket’s Got A Hole in It».

«проверь свою сумку, пошевели мозгами, — объясняет Бу — если в твоей сумке дыра, то тебе нужно скорее этим заняться и решить эту проблему. это вроде как метафора, простая идея, которая леажала на поверхности, а я просто подхватил её. кстати у этой песни есть ещё одна версия. она не выходила на сорокопятке, ?When you go to work everyday and you bring your hard-earned pay, you get excuse after excuse when it’s time to turn that monkey loose, you got a hole in your bucket.’» эта более поздняя версия трека была выпущена лишь в 1996ом на диске Back Up This Train и называлась ?You Got a Hole In It’.

в 1970 несколько наиболее популярных треков Едди Бу были выпущены на его лейбле Bo-Sound. вещь The Thang (We’re Doing It)’ была засемплирована Coldcut в их знаменитом ?Bits and Pieces’, а затем вошла в их легендарный микс Journey by DJ. ?Swowdown/Good Enough to Keep’, ?Can You Handle It/Don’t Turn Me Loose’ и ?Getting to the Middle’ все были выпущены в начале семидесятых. немногим позже Бу также выпустил ?Disco Party’, а следом и свои первые два альбома — The Other Side of Eddie Bo в 1977ом и Watch for the Coming в 1980. сейчас эти альбомы отыскать почти не возможно. The Other Side of Eddie Bo был гораздо более фанковым альбомом.а также в нём мы можем отчётливо услышать партии бэк вокала от Explosions. тем не менне фирменное звучание Бу, воспитанном на старом добром джазе, пронесшим любовь к фанку сквозь последние 10 лет и добавившем в музыку популярное в то время звучание диско, присутствует как в первом альбоме так и во втором. формат LP позволил Бу показать всё на что он способен. длинна трека не была ограничена тремя минутами семидюймового сингла, что дало музыканту гораздо больше свободы для самовыражения. в результате чего мы получили совершенно уникальное звучание. идеальную инструментальную смесь диско и джаза.

на Bo-Sound выходила исключительно музыка самого Эдди Бу. его сольные релизы. исключением оказалась пластинка Marilyn Barbarin and The Soulfinders ?Reborn/Believe Me’. однако существует ещё несколько пластинок, авторство музыки в которых принадлежит Эдди. выходили они не на Bo-Sound, а на его лейблах субсидиариях. самой заметной из таких пластинок является знаменитый сингл ?Hip-Drop’ от Explosions, вышедший на Gold Cup.

«дайте-ка я расскажу вам кое что об Explosions, чтоб вы поняли в чём тут дело — рассказывает Бу. — это были Хуанита Бруукс (Juanita Brooks) и моя жена Тони Пэйт (Toni Pate), я назвал их Explosions».

знаменитый ?Hip-Drop’ по сей день является треком, который моментально заставляет танцпол наполнятся людьми, но помимо этого замечательного трека у Explosions была ещё одна пластинка, вышедшая всё на том же Gold Cup, ?Garden of Four Trees/Teach Me’ . Teach Me — кавер на трек, который Бу когда-то написал для Мэри Джейн Хупер. Garden of Four Trees — совершенно не свойственный другим работам Explosions трек, начинающийся с тяжелейшей секции ударных, в которые буквально «врезается» яркий и мощный женский вокал. «голос принадлежит Мэрилин Барбрайн, а вовсе не Хуаните Брукс, я не знаю как её имя попало на эту пластинку — рассказывает Эдди, указывая на сорокопятку Teach Me. — послушайте ?Reborn’, голоса похожи, да-да, это Мэрилин Поёт» (прим.: на самом деле на Gold Cup выходила ещё одна, третья пласинка Explosions. долгие годы этот релиз считался не более чем выдумкой или слухом, но тем не менее пластинка существует. это релиз под номером 555 с треком Jockey Ride, который, как оказалось, очень похож на Garden of Four Trees, однако имеет более глубокое и тяжёлое звучание. отыскать эту пластинку в наше время почти не реально).

на лейбле Fireball Бу выпустил оригинальную версию ?Can I Be Your Squeeze/Take care of Your Homework Friend’ новоорлеанского вокалиста Чака Карбо (Chuck Carbo). позже сингл лицензировал голивудский лейбл Canyon. ещё пара сорокопяток в конце 60х вышли на одном из многих подлейблов Bo-Sound — Orbitone. мало кому известный вокалист Девид Робинсон (David Robinson) записал несколько песен, которые попали на пару релизов Orbitone. обе пластинки были записаны в приблизительно одно и тоже время, но немного отличались друг от друга по стилю. авторство музыки и аранжировок естественно принадлежали Эдди Бу. ?I Like It Like It Is’ — проникновенный соул трек, в то время как ?I am a Carpenter’ — настоящий лихой фанк. к сожалению после записи этих вещей, Мистер Робинсон пропал. более о нём слышно не было.

«однажды Девид пришёл ко мне и мы долго с ним болтали. — рассказывает Бу — тогда он пел с Дейвом Бартоломью. Дейв всегда упоминал его в записях, но парень очень хотел сделать что-то своё. видите-ли, сначала у Дейва на вокале был Томми Риджли (Tommy Ridgely), затем место Томми занял Тэор Джонсон (Theor Johnson), ну а потом уже в бэнд пришёл Девид Робинсон. он исполнял основные вокальные партии, так как сам Дэйв не пел. надо сказать голос у Робинсона был отменный. и он сказал мне что хочет попробовать сделать запись, ну я ему говорю, “ну чтож, давай попробуем”. ростом он был чуть больше четырёх футов и достаточно полный. выглядел забавно в общем. мы записали с ним ?I am a Carpenter’. кстати если послушаете ?Can I Be Your Squeeze’ Чака Карбо, возможно услышите как похожи эти два трека. всё дело в музыкантах. оба трека записывал один и тот же бэнд. и выпущены они были в приблизительно одно время».

обе сорокопятки Робинсона отыскать сейчас почти не возможно. соавтором записей значится Харви Неро (Harvey Nero) — сын жены Бу. на самом же деле Харви не имел ни какого отношения к трекам Девида. копаясь в пластинках, Бу то и дело вытаскивал записи, на которых стояли имена то детей его друзей, то просто людей, с которыми Бу был близок, то диск жокеев, которые играли эти пластинки на радио, а то и вовсе персонажей, о которых Бу уже и вспомнить не мог.

?нелл Янг, о которой мы упоминали чуть ранее, оказалась, самой загадочной вокалисткой из всех ныне известных. упоминаний о ней нет почти ни где, за исключением обсуждений её сорокопяток, в особенности ?Next Ball Game’ на лейбле Big 9. продюссером на пластинки значится старинный партнёр Бу Девид Лэсти (David Lastie), сам же бу значится на записи как композитор. быстрая, вокальная вещь, за партии ударных в которой отвечал Джеймс Блэк. голос ?нелл Янг во всех её записях звучал подчёркнуто меланхолично, зачастую в разрез с весёлыми и быстрыми ритмами музыки. «Сена Флетчер и ?нелл были друзьями не разлей вода и обе отлично пели. но ?нелл ступила на опасную дорогу. связалась с наркотиками и сама загнала себя в гроб. я не знал, что она подсела на наркотики до самого последнего момента. тогда было уже поздно что-либо делать. она ушла из жизни ещё раньше Джеймса». её последняя пластинка ?What Do You See In Her’, вышедшая на лейбле Libra, была записана после того как они перестали работать с Бу (на сколько известно случилось это по инициативе самой ?нелл). по этой причине имя Бу не попало на пластинку. вместо этого продюсером пластинки значится Gus “The Groove” Lewis (прим.: помимо этой пластинки, Газ так же выпустил отличную сорокопятку “Let The Groove Move You на лейбле Sea-Saint).

одна из самых редких пластинок Бу — сорокопятка, которую он записал с вокалистом Перси Стоуном, работавшим с Explosions. вышла пластинка на одном из многих субсидиариев Bo-Sound — лейбле Ram. на сорокопятке находились вещи ?Chained’ и ?Spreading Love’, и по всей видимости в мире существуют только две копии этой пластинки. Бу почти ни чего не помнит об этой записи, за исключением того, что на самом деле ни какого Перси ни когда не существовало. вокал в песнях немного напоминает вещь ?Horse with a Freeze’ но любые аналогии проводимые между этими записями не больше чем догадки.

Создавая “The Pocket”

большая часть музыки Бу была записана в мало кому известной крохотной студии Knight Recording, расположившейся в пригороде Нового Орлеана. студия существует и по сей день. владеет ей Трэйси Борджес (Traci Borges), которому так же принадлежало несколько лейблов, на которых в разное время выходила самая разнообразная музыка. его лейбл Knight выпустил знаменитый ?The Rubberband’, а Бу значился как аранжировщик на одной из записей дочернего лейбла Tra Mo. речь идёт о пластинке ?I Look, I See/You’re Not There’ Эла Пинкинсона (Al Pinkinson).

«дело было вот в чём, — рассказывает Бу — мне очень хорошо работалось с Трейси… главным образом в финансовом плане. ну вы понимаете о чём я. и к тому же он позволял нам работать так как нам хочется, так как нам удобно. мы записали ?Hook and Sling’ в его студии в один дубль. и так было не только с этой вещью, всегда когда Трейси был в студии, всё шло как по маслу. у него был отличный звукорежисёр, который теперь работает на телевидении. ну а я во многом помогал Трейси в записях для его лейбла. я работал с барабанщиком, объяснял как нужно играть в определённых местах бас гитаристу. Трейси часто упоминал меня в своих записях из-за этого. благодаря мне Knight выпустил очень много пластинок. Трейси даже прозвал мня королём фанка (King of Funk).

«у меня были музыканты, которые хотели слышать нечто отличное от того, что они обычно играли. когда я говорил “Положи это в карман” (Put it a pocket), ты должен был этот самый карман сделать. к примеру один музыкант играет свою партию, а другой притоптывает ему в такт. как Джеймс. Джеймсу не нужно было объяснять что такое карман. он играл, находясь внутри кармана, а затем постепенно вылезал из него. я не знаю как он это делал. но когда Джеймс садился за барабаны, мне не нужно было ни чего исправлять или добавлять. он всё делал как надо и понимал меня с полуслова. в зубах он всё время держал дымящуюся сигарету. она тлела до тех пор пока не начинала обжигать ему губы, тогда он бросал её на пол и закуривал другую. в какой-то момент Джеймс стал терять контроль над собой, стал нервным и очень раздражительным, таким его сделали наркотики. но он всё равно продолжал играть. его приглашали к себе многие именитые личности, но Джеймс ни с кем не оставался на долго. да, Джеймс.. он был просто нечто».

Джеймс Блэк будучи отменным барабанщиком, к сожалению, не попал почти не в одну музыкальную летопись ритмов Нового Орлеана. он увлёкся джазом в конце пятидесятых со своими друзьями Бу, Эллисом Морсалисом и другими, а в 60х уже играл с Нэтом Адерли, Юзефом Латифом и Лайонелом Хэмптоном. в последующие несколько лет Джеймс написал несколько вещей для себя и своих друзей, включая знаменитый ?Monkey Puzzle’ Эллиса Морсалеса. затем на короткий период отправился в пенитенциарий в штате Ангола, где играл в бэнде вместе с Джеймсом Букером и Чарльзом Невилом, после чего вернулся домой в Новый Орлеан, став сессионным барабанщиком на лейбле Scram. Блэк продолжал играть джаз и работать сессионым музыкантом на протяжении всей своей карьеры, вплоть до 1988 года, когда он умер от передозировки.

Бу делал аранжировки для ударных во всех своих записях, но само звучание, которое составляло легко узнаваемый стиль Бу, было заслугой барабанщиков, с которыми он работал. Джеймс Блэк играл во всех ныне сэмплируемых треках. включая ?Hook and Sling’. Бу работал со многими легендами, такими как Смоки Джонсон (Smokey Johnson) и “Голодный” Чарльз Уильямс (Charles “Hungry” Williams) — сессионным музыкантом, который играл на многих ныне классических фанк и соул записях, но не выпустил не одной собственной пластинки. «ритм в Новом Орлеане уникален. такое звучание не встретишь больше ни где, — рассказывает Бу — ни где в мире. хороших барабанщиков много, но здесь в Орлеане у этого звука есть вторая линия (second line), которая заставляет тебя идти следом, выходить из своего дома и следовать за этим звучанием». вторая линия бита — это синкопированное звучание барабанов, которое появилось в музыке Нового Орлеана в незапамятные времена, когда африканские и карибские ритмы были привезены в Луизиану рабами. это звучание прошло путь от хлопковых плантаций, на которых работали рабы, от портов Южной Луизианы, сквозь парады и похоронные процессии, на которых играли оркестры, до самых различных форм Новоорлеанского джаза, ритм энд блюза и соула. в 50х и 60х великие новоорлеанские барабанщики Эрл Палмер, Джон БодрО, Зигабу Моделист из The Meters, и конечно же святая троица Бу — Блэк, Джонсон и Уиьямс, принесли этот стиль в популярную музыку Нового Орлеана, а позже и всего мира.

«видите-ли, я абсолютно уверен, что барабанщик исполняет главную роль в композиции, он дает ей драйв. затем бес гитарист подключается к нему, он слышит как звучат барабаны и начинает играть свою часть. как только басист слышит звук ударных, он сразу понимает что делать. для этого он конечно должен отлично знать свой инструмент. я всегда начинал строить песню с барабанов и баса. у меня были два бас гитариста, одного звали Плэсид Адамс (Placide Adams), он, к сожалению, не так давно скончался, а имя второго я уже и не припомню. я придумывал бит, затем добавлял туда бас, и старался сделать так чтоб бит и бас дополняли друг друга. ну а затем добавлял звук фортепиано. после того как всё звучало вместе, я просто показывал музыкантам на фортепиано, что я хочу слышать. на гитаре, кстати, у меня играл Уолтер Вашингтон (Walter “Wolfman” Washington). его гитара звучит на многих моих записях. и на протяжении многих лет он ездил со мной на гастроли. до тех пор пока не решил заняться сольной карьерой».

«ранее — продолжает Бу — я писал песни за неделю, за ночь или за несколько ночей до репетиции. записывал на бумаге все партии и приносил их на репетицию. это отнимало довольно много времени. суммы денег, которые я платил за репетиции, мало чем отличались, от тех, что я платил в студии, когда мы записывались. вскоре я просто стал тщательней подбирать музыкантов. я подбирал хороших музыкантов. тех, с которыми проще работать. по мне лучше взять музыканта, который сразу поймёт, что от него хотят, чем того, с которым будешь вымучивать каждую партию, а в итоге всё равно не получишь, того что хотел изначально. я обнаружил, что расписывать партии по нотам не так эффективно, как просто объяснить на пальцах чего ты хочешь от музыканта. но для этого музыкант должен быть очень хорош. мы должны понимать друг друга. и я стал искать именно таких музыкантов и перестал писать ноты. к концу 70х я окончательно отказался от писанины. слишком уж много на это тратилось времени».

«так же я часто делал аранжировки партий струнных и духовых для других продюсеров, — рассказывает Бу — не буду называть их имена, но скажу, что работал я много, мало кто мог написать толковые аранжировки для струнных и духовых. тогда я не беспокоился о том, чтоб моя имя было на записи, теперь же мне приходится расплачиваться за мою беспечность. мне всё давалось достаточно легко, я писал и вскоре забывал об этом. люди не понимали, что виолончель олжна быть в балансе между альтом и скрипкой, они не понимали, что тромбон — это баланс между трубой и горном, они не понимали и не знали как сбалансировать эти инструменты. зато они знали, что об этом известно мне, поэтому просто приходили и просили меня это сделать. я знал как правильно сбалансировать барабаны и бас, я знал как они дополняют друг друга. когда я всем этим занимался, то говорил, что кладу всё в карман. всем музыкантам очень нравился мой подход и то как я с ними работал, они даже денег потом у меня не просили. знали, что я сам в конце концов постучусь к ним в дверь, когда приду с зарплатой. в общем мы полцчали большое удовольствие от нашей работы».

местная звезда радио Шелли Поуп (Shelley Pope), также известный как Блек Поуп, попросил как-то Бу об услуге. «Шелли заключил несколько удачных сделок с различными компаниями, хорошо на этом заработал и частенько стал просить меня сделать для него записи. я делал, а Шелли просто сидел с нами в студии. я, Шелли, музыканты и больше ни кого». результатом сотрудничества стали четыре сорокопятки среди которых пара совершенно сумасшедших фанк-рок трека — ?Mama, Here Comes The Preacher’ Дуга Андерсона [на стороне Б была рвущая душу соул баллада I Won’t Cry (I Just Laugh Myself To Death)], которая вышла на лейбле Janus; Curley Moore and the Kool Once — Shelley’s Rubberband/Funky Yeah’ на нешвильском House of the Fox; третий релиз —  выполненный по более классическим фанк стандартам трек James K-Nine ?Live It Up’, вышедший на местном лейбле Hot Hit, а затем переизданный на лейбле Federal. и четвертая пластинка — это Soul Lifters ?Hot, Funky and Sweaty/Brothers and Sisters’, так же изданная на House of the Fox. на последней пластинки имя Бу почему-то не упомянуто, тем не менее его стиль, на этой совершенно штормовой фанк сорокопятке,  угадывается моментально.

Кёрли Мур был певцом из Нового Орлеана, который долгое время был подопечным Хью Смита (Huey «Piano» Smith), а затем выпустил собственный семидюймовый сингл на лебле Instant. однако к треку ?Shelley’s Rubberband’ Кёрли ни какого отношения не имел. в записи принимали учатие Бу со своим бэндом и Шелли Поуп, который просто сидел в студии. партии гитары в обоих вещах Кэрли Мура и Дуга Андерсона исполнял гитарист чьи перегруженные рифы в стиле Джимми Хендрикса звучат в ранее упомянутых треках Девида Робинсона и Чака Карбо. об этом человека Бу вспоминает лишь то, что звали его June и что последний раз Бу о нём слышал, когда тот в 70х и 80х играл с Уилли Ти (Willie Tee) (прим.: Willie Turbinton известный как Wllie Tee. его самыми большими хитами были ?Teasin You’ и ?Walking Up One Way Street’, вышедшие на лебйле Atlantic, но ценителям фанк музыки этот человек больше всего запомнился конечно как лидер группы Gaturs, которая записала такие вещи как ?Cold Bear’, ?Hunk of Funk’ и т.д. в начале 70х на лейбле Ти, который так и назывался Gatur).

Stone Graveyard Business

«не припомню точного числа всех рекорд компаний, с которыми я был связан, но одну из них я точно буду помнить и уважать всегда. Chess Records. они всегда платили мне за все мои песни и до сих пор продолжают платить. «благодаря песне ?My Dearest Darling’ было открыто вот это место — говорит Бу указывая на кафе Check Your Bucket». «они платят мне каждые шесть месяцев».

пытаясь понять почему так много его собственной музыки ускользнуло от Эдди, и почему почти каждое новое партнёрство в итоге стоило ему гораздо больше чем он мог на этом заработать, Бу взял небольшой перерыв с середины 80х до начала 90х. «я попытался понять почему так много людей на земле обманывают, лгут и воруют друг у друга. я сам простой человек и никогда не создавал лишних проблем. все об этом прекрасно знают. я долго думал о том, почему многие люди годами старались присвоить мою работу себе. я искренне верю, что все мы рождаемся с одновременно злом и добром в нас и уже сами решаем на чьей стороне жить. кто-то впускает в свою жизнь зло, и для меня это является большой проблемой теперь. мне бы очень хотелось отыскать все мои записи, очень хотелось бы их вернуть».

«в былые времена — продолжает Бу — мы просто валяли дурака и не обращали внимания на контракты и прочие бумаги. мы отлично проводили время занимаясь любимым делом и не брали в голову всю эту бумажную ерунду. теперь-то нам стало понятно, что об этом всё-таки стоило задуматься. мы были настолько увлечены музыкой, что больше ни о чём не думали. всё что нам хотелось — это играть. индустрия об этом отлично знала и пользовалась нами. они подсовывали музыканту бумагу, он расписывался и тут его брали за узцы. мы играли нашу музыку, записывали её, а кто-то просто сидел рядом и ждал, чтоб потом просто забрать всё себе. иногда, если вовремя спохватиться и протестовать, то возможно у тебя и был шанс получить что-то, но большинство из нас молчали, не понимая что произошло. я создал Eboville publishing, в которой вёл все свои финансовые дела, но до её создания я очень многое потерял, а сейчас у меня права на где-то пару сотен песен».

многолетняя сага о рекорд лебле и артисте началась более сотни лет назад, тогда когда человек научился записывать музыку на восковые цилиндры. с тех пор многие артисты испытали на своей шкуре что такое музыкальный бизнес. к сожалению история звукозаписи — это по большей части история финансовых  взаимоотношений лейблов и дистрибютеров, где артисту отводилась самая последняя роль. в большинстве случаев голос музыканта не был услышан, так как утопал в паутине контрактов и соглашений, суть которых сводилась к тому, что артист получал свои деньги единовременно как только записывал песню, после чего мог просто забыть об остальных доходах от этой записи. Эдии Бу был очень хорошо знаком с подобным бизнесом и, к сожалению, пожинает его плоды и по сей день.

Leave a Reply

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.